Бабушка сломала шейку бедра что делать

Тема: Перелом шейки бедра у пожилого человека. Что ждать?

Опции темы

Перелом шейки бедра у пожилого человека. Что ждать?

Не знаю в какой форум постить, поэтому в этот.
Ситуация – пожилая бабушка (80 лет) упала и сломала шейку бедра. Скорее всего будет лежачая. Чего ждать и к чему готовиться? Возможно ли совмещать работу и уход? Или же не обойтись без сиделки? Помощи от родственников ждать не придется, поэтому только я и она. Как выжить, вообщем, обеим.

Жду советов, мнений и комментариев.

Ждать не долго. Как ни странно, для пожилих людей подобные переломы приводят к скорой смерти. В чем закономерность не знаю, но очень много людей (кто ломался) умирали в течение 3 месяцев.

Крошка Мэри,
Чего ждать – зависит только от бабушки
кто-то спокойный и найдет себе занятие в лежачем положении, а кто-то будет родственников изводить
Вам виднее, в общем

ЗЫ. у меня дедушка в “за 80” тоже ломал
через какое-то время начал ходить. сам, прихрамывая. на снимок не возили уже
но я так понимаю, у него уже какие-то отделы мозга, которые за боль отвечают, атрофировались (не знаю, как правильно объяснить. у племянника (олигофрения) то же самое – он 2 недели хромал, оказалось, лодыжка сломана)

недавно обсуждали эту тему в Тонусе.(ищите от 15 сентября )мой отец живет с этим 6 лет в кресле.Все будет зависеть от общего состояния организма и помощи близких
.

Последний раз редактировалось Хозяйка медной горы; 07.10.2009 в 14:46 .

на самом деле не все так однозначно
как правильно сказали, все зависит от самой бабули
у меня бабушка в 80 слишним сломала шейку бедра, лежала, ухаживали – мама работала по полдня, потом встала на костыли, сначала держали, потом сама, потом перешла на палочку
сейчас бабуле 90, по квартире “бегает” для своего возраста, дает всем указания, всем интересуется и во все нос сует, когда настроение плохое играет в игру “больная я и ненужная”, когда зрителей нет, может и без палочки перемещаться
все конечно индивидуально, но она у нас молодец – сама ногу массировала, когда та срослась, шарики надувала, чтоб легкие не застаивались, в общем работала над собой.

шарики надувать надо раньше ,до сращивания или бульки пускать в стакан через соломинку.

так и было: надувала, когда лежала, до сращивания
а про сращивание относилось к массажу ноги

моя прабабушка год лежала.

да закономерность простая: слабнет, застой в легкий, пневмония и тыпы.

зы у нее кстати все срослось, тока не пра, она ноги складывала так чтоб ей не больно было, вот и доскладывалась

Фантастический оптимизм.
У меня бабушка ломала.
После операции лежала в реабилитационном центре. И шарики тоже надувала.
После наркоза у неё были небольшие проблемы пару недель: она нас не узнавала.. ну не каждый раз узнавала.
А она была вполне образованная и вменяемая бабулька. Лет ей было тоже за 80.
Через пару месяцев ходила уже вполне сносно с палочкой.
Потом ещё лет 6 жила совершенно нормально.
В 90 лет снова ухитрилась упасть и опять сломать шейку бедра.
Вот во второй раз было уже хуже: даже когда всё срослось, сала бояться ходить.
Здесь пожилым людям в таких случаях(и не очень пожилым, кстати) дают не костыль а такой как ходунок детский, вот с ним и ходила.
Дожила до 93 лет и умерла от сердечной недостаточности.

Крошка Мэри, Всё зависит от того как пройдёт операция и как быстро будет потом заживать. Ну и от сил желания бабушки встать на ноги.

В каждой шутке, есть доля .. шутки.

Обычно от неприятностей нас отвлекают новые!

первый раз бабушка сломала шейкубедра года в 82. дома упала.
лежала недолго, у нее было дикое желание жить, ходить, быть полезной нам. у нее все срослось хорошо, опять стала активной . года через 3 опять упала, опять сломала шейку бедра. и тут ей уже не хотелось ничего, напрочь отказывалась чем-то заниматься, полная апатия и пассивность, пролежала около года . и тихо умерла

хорошо,что все случилось в Израиле.Моему отцу в 80 лет врачи обещали скорую смерть и ничего не пытались делать.Я уже в Тонусе рассказывала.Он уже прожил 6 лет.Однако старые тарканы в голове мешают ему жить.например,категорически отказывается выезжать из дому.Считает,что все будут таращиться на него.Убеждать бесполезно.Живет страданиями Кармелиты.Ровестников нет,все ему надоели.Прямо не говорит,но тв больше ему интересен,чем люди рядом.
Ужасно одиночество в старости!Ничем не восполняется

Последний раз редактировалось Хозяйка медной горы; 07.10.2009 в 18:10 .

моя бабушка в 84 года, прожила 4 месяца
также как написала Kva.

У меня тоже бабушка в подобном возрасте сломала шейку бедра, сделали операцию, вставили иск. сустав, сейчас все зажило, ходит. У нее еще и диабет при этом, то есть заживает все плохо, но сустав прижился.

Операции не будет. Разговаривала с врачом – “прогноз неблагоприятный, организм свое выработал, она уже не встанет”. Оказывается у нее уже плеврит и что-то ужасное с сердцем. Как это лечить? при наличии перелома? у меня нет слов, один только непреходящий ужас. Спасибо всем. Еще вернусь к этой теме.

сочувствую. мнение еwе одного доктора можно узнать?

у меня профессорша в универе в 75 лет поехала на Кубу (академ. тур), где сломала себе шейку бедра. её оперировали. потом в ЮС, оперировали снова потому что какая-то шутка там поломалась. короче, с палочкой она продолжала ходить и учить (после 2х! операций). и такой страх/ужас на нас наводила со своего полутораметрового роста, что даже сейчас страшно. умерла в 78 от рака.

А что говорят ортопеды? Операцию не предлагали по замене сустава?

Крошка Мэри, Ваша задача сейчас выяснить не к чему готовиться, а прямо пошагово начинать решать проблемы. Найти информацию про реабилитационные мероприятия – гимнастика, вентиляция легких, противопролежневые штуки, массаж, физиотерапия. На всю это музыку составить график и смету расходов. А дальше смотрите по бабушке и по себе. Удачи Вам и сил побольше!

Бабушка сломала шейку бедра что делать

Попробуйте еще в ВМА обратиться. Они оперируют. У меня тетя в 82 года сломала шейку бедра, ее прооперировали, она встала. Ходила с палочкой. Это было 10 лет назад. Но через полгода случился инсульт, от него она уже не оправилась.

+1 нужно пробовать, обращаться в разные места. У нас знакомую старушку оперировали почти в 90 лет. Если один врач сказал, что нельзя оперировать – еще не значит, что это действительно так. Наша старушка была очень волевая женщина, сказала – лучше на операционном столе умру. и прожила после операции еще долго, на своих ногах, 1.5 года до 100 лет недожила.

Читать еще:  Народный метод лечения грибка ногтей на ногах

Девочки, оперировать можно если нет других заболеваний, а в таком возрасте их уже полный букет.

Моя история печальна:
1,5 года назад бабушка тоже на ровном месте упала и сломала шейку бедра, оперировать не взялись, так у нее был низкий гемоглобин, так как костный мозг(или что-то типа того) просто его не вырабатывал, бабушка держалась на постоянном переливании крови, характер портился, начались галлюцинации, придирки постоянные, аритмия усилилась, вообщем пролежала она чуть больше полугода, а потом.

ну в какой дом престарелых у нас не поднялась ее отдать, но это был АД, лежачего больного никому не пожелаю, даже врагу

Нет,девочки,операция-это уже не наш случай,к сожалению. Куча возрастных болячек,да и слаба она очень и до падения уже была:(:(:(.

Поделюсь нашим опытом. В середине декабря бабушка моего мужа тоже сломала шейку бедра. Живет она в области. Мы там обращались к разным травматологам (в поликлинике, в военном госпитале), все сказали, что ничего нельзя сделать, тоже говорили про возраст, про букеты. В приемном покое вообще сказали, зачем мы ее привезли, ведь и так понятно, что перелом бедра, и с этим ничего не поделаешь.
Мы промучились целый месяц, потом я съездила в Покровскую больницу (знаю, что там травматологическое отделение хорошее), поговорили с заведующим. Он нам ответил, что все можно, что есть малоинвазивная операция, т.е. через два прокола бабуле вживили имплантант. Операция прошла более чем, через месяц после перелома. Все сделали очень хорошо. Жаль, что пришлось столько лежать, терять способность к движению и зарабатывать пролежни.
Не могу сказать, что сейчас в се супер, но сейчас бабушка ходит с ходунками сама (т.е. первое время мы ей помогали вставать и ложиться). Сегодня она сама сходила в туалет, в смысле в санузел, пока никого не было дома, за что получила нагоняй от свекрови, т.к. страшно за нее. Возможно, дальше еще будут улучшения, но хотя бы мы застрахованы от пролежней и пневмании.
Кстати у знакомых бабуля тоже сломала бедро в те же дни, что и наша. Ей сразу же сделали операцию во 2 больнице, она уже нормально ходит. А нашей пришлось больше месяца лежать и атрофироваться.
Еще инфа: у нас есть родственница в Германии, так она сказала, что у них в домах престарелых при переломе шейки бедра всем без исключения делают такие операции независимо от возраста и букетов.
У нашей бабули, например, печень никакая, сахарный диабет без инсулиновой зависимости, про даление и шумы в головевообще молчу. Ей почти 90.
Еще насчет операции: длится она минут 20 у хорошего врача. Единственное, нам пришлось (бабуле знакомых) покупать имплантант. Наш обошелся в 90 тыс. (это швейцарский), но бывают варианты дешевле.
Я считаю, что операцию нужно делать по-любому, т.к. она дает надежду и хоть какую-то двигательную активность. Без нее 2 варианта:
1. отправка на тот свет, например в течение 2 месяцев, в следствие пневмании, пролежней, запоров, активизации заболеваний сердечно-сосудистой системы;
2. такая “жизнь”, например, в течении 5 лет, но кому она нужна?

По поводу операции: понимаете есть тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава, при котором разрезается бедро во всю длину и дается общая анестезия, а есть однополюсное эндопротезирование тазобедренного сустава, которое длиться полчаса, и при котором достаточно эпидуральной анестезии. Второй вид оперции как раз подходит очень пожилым людям. Повторяю, за границей такую операцию делают абсолютно всем, причем сразу. Кстати после однополюсного эндопротезирования заставляют вставать уже на второй день после операции.
Я советую МаксиМаме
обязательно проконсультироваться у травматолога-ортопеда, специализирующемся, в частности, на таких операциях, ведь нам тоже врачи повторяли о возрасте и заболеваниях, отказывались помочь просто от незнания и недостатка опыта. Теперь мы очень сильно жалеем о потерянном времени.

Не знала об этом.У бабушки моей тоже были противопоказания-сказали не перенесет наркоз-просто не проснется-а такой метод без общего наркоза ей бы подошел.
Бабушка прожила 7 лет с таким диагнозом,правда шейка сломалась от остеопороза и никаких болей не было-сначала лежала,а потом немного ходила с табуреткой.Сначала тоже были пролежни и легкие разрабатывали(шарики надували,дышали),а потом встала.Пока была лежачая очень все тяжело было-мне е ебыло не повернуть.
Приезжала к ней несколько раз в неделю-мыла,моя тетя приходила каждый день-хорошо рядом жили.Держитесь!

Перелом шейки бедра – российская беда

Российские старики стали часто падать и ломать шейку бедра.

Когда-то и советские старики падали. Но я не помню, чтобы советские старики ломали шейку бедра. То ли у советских стариков кости были крепкие, то ли падали они как-то иначе.

А сейчас это стало уж каким-то поветрием. Только и слышишь: то у одного знакомого престарелый родитель шейку бедра сломал, то у другого.

А падают старики, кто как: кто в собственной квартире упадёт, споткнувшись об электрический шнур, кто в ванной, поскользнувшись на кафельном полу, а кто во дворе, угодив ногой в яму. Падают старики с лестниц, с подножек автобусов, трамваев, а бывает, падают и на ровном месте.

И, казалось бы, дело-то обыденное, а при нашей российской передовой медицине и неопасное. Но в действительности не так всё просто. Если старику-то, сломавшему шейку бедра, шестьдесят-семьдесят лет, то быть может, и просто, прооперируют, и на ноги поставят старика, в худшем случае, с палочкой ходить будет или на костылях – велика ли беда-то.

Но вот старикам, которым уже за восемьдесят, да с серьёзными болезнями, с диабетом, надеяться на эту простоту-то уж и нечего. Не берутся наши хирурги оперировать таких «сложных» стариков, боятся хирурги трагического исхода.
И получается, что такие «сложные» старики обречены на смерть, если повезёт, быструю, а чаще – долгую и мучительную.

Вот и моя мама сломала шейку бедра. Переходила мама дорогу, подвернула ногу и упала. Доставила «Скорая» маму в больницу, оказали ей там первую помощь и домой отправили, и как потом оказалось, умирать.

И как я ни просил, ни умолял хирурга прооперировать мою маму, получал отказ.

«Нет, – говорил хирург, – у вашей мамы больное сердце, и есть большая вероятность, что помрёт она на операционном столе, и вы же меня обвинять будете и жалобу в прокуратуру напишете».

Читать еще:  Упражнения на воде в бассейне

А маме-то моей уж за восемьдесят было, и сердце больное, и диабет. И хирурга-то понять можно было, ведь смерть моей мамы на операционном столе и впрямь подпортила бы его репутацию, да и показатели работы всей больницу пострадали бы. А уж жалобу-то в прокуратуру на хирурга я непременно бы написал.

И лежала моя мама месяца два в постели, и умирала в пролежнях, в собственной моче (памперсов тогда в продаже не было), и кричала от невыносимой боли.

А я ходил в поликлинику, просил прислать к маме хирурга, чтобы хоть взглянул он на больную, посоветовал что-либо для облегчения её страданий. Но мне отвечали: «Не ходят наши хирурги по домам к больным, у них операции, а к вашей маме вызывайте участкового врача, вот он больную-то и осмотрит, быть может, и совет какой даст».

Ну а участковый-то врач, как пришёл, посмотрел на больную и сказал: «Вы уж её, бедную, не трогайте, не беспокойте, ей уже немного осталось». И, видимо, участковый-то врач был с большим опытом: мама моя через неделю и померла.

Это случилось в девяностые годы, но и сейчас, по прошествии стольких лет, ничего к лучшему для стариков преклонного возраста со сломанной шейкой бедра не изменилось. И умирают старики сотнями, тысячами, по всей-то стране.

Как-то смотрел я медицинскую телепередачу, которую ведёт известный в России доктор, проработавший много лет в американских клиниках. И затронул известный доктор больную для россиян проблему – лечение перелома шейки бедра. И укорил он российских хирургов, отказывающих в операциях старикам преклонного возраста.

Привёл в пример доктор американских хирургов, которые не боятся оперировать даже стариков столетнего возраста, с больным сердцем, диабетом и прочими «болячками».
И американские старики преклонного возраста почему-то не умирают на операционных столах, а после операции ходят, бегают и радуются жизни.

Жалко мне российских стариков. Да я и сам-то такой старик, и с букетом всяческих болезней. И не дай Бог мне упасть и сломать шейку бедра, ведь это уж тогда верная смерть. А пожить-то ещё и хочется!

Как-то иду я по улице. И вижу, ещё издали, движется навстречу мне «что-то». Не то кто-то громоздкую поклажу несёт, не то тележку впереди себя катит с каким-то грузом. Но когда я подошёл ближе, то оказалось, что не поклажа это и не тележка с грузом, а идёт мне навстречу человек, передвигающийся с помощью «ходунков». Удивился я: впервые видел, чтобы человек с ходунками по улице гулял.

Остановился я, и человек остановился, видимо, устал и передохнуть решил.
А человек оказался старичком лет семидесяти пяти, маленького росточка, с лицом каким-то невыразительным, как бы стёртым.

Стоим мы со старичком, смотрим друг на друга, я и спрашиваю его: «Что с тобой случилось-то, уважаемый, как ты на улице с ходунками-то оказался, идёшь-то куда?» Старичок отвечает: «Шейку бедра сломал, операцию-то сделали, но неудачно, вот и хожу я в поликлинику-то к хирургу уже третий месяц, быть может, он чем-нито и поможет мне». Спрашиваю: «А почему один ходишь, жена-то где у тебя?» Старичок как-то безнадёжно махнул рукой: «Есть-то жена есть, но как бы и нет её».

Интересуюсь: «Бесплатно хоть операцию-то сделали, или деньги взяли?» Старичок горько ухмыльнулся, говорит: «Тридцать тысяч с меня за операцию-то содрали, да ещё жена с дочерью сколько-то хирургу в лапу дали».

Постояли мы, помолчали, старичок посмотрел на меня как-то внимательно и сказал: «Никому я, добрый человек, не нужен». И продолжил старичок свой нелёгкий путь, маленькими шажками, передвигая перед собой ходунки.

А я стоял, смотрел старичку вслед, и было мне как-то грустно. И было так жалко старичка, что я даже прослезился.

Но суждено мне было увидеть несчастного старичка с ходунками ещё раз, но уже при других обстоятельствах.

Намедни зашёл я в поликлинику, надо мне было попасть на приём к ЛОР-врачу, чтобы он серную пробку из уха моего вымыл, совсем уж я оглох. Вхожу я в холл поликлиники, к регистратуре направляюсь, и вдруг вижу у лестницы, ведущей на второй этаж, где врачи в своих кабинетах пациентов принимают, стоят ходунки. И вспомнил я несчастного старичка с ходунками, встретившегося мне на улице. И подумал я: уж не его ли ходунки-то у лестницы стоят, неужели помогли ему доктора-то, и он своими ногами ходит, а где же он сам-то, хоть бы взглянуть на него, поздороваться.

Но поторопился я со своими выводами. Вижу я: по лестнице, ведущей на второй этаж, человек ползёт. Пригляделся – и глазам своим не поверил: узнал я в ползущем по лестнице моего знакомого старичка со сломанной и неудачно прооперированной шейкой бедра. И удивился я, как ловко он, цепляясь за ступени, подтягиваясь, поджимая ноги, преодолел уже половину лестницы. И ещё удивило меня, что поднимавшиеся и спускавшиеся по лестнице врачи и медсёстры в белых халатах на ползущего по ступеням пациента не обращали никакого внимания.

И подумал я, что, видимо, такой оригинальный способ передвижения по лестнице для неходячих пациентов в этой поликлинике – единственная возможность попасть на приём к лечащему врачу. И я пожелал моему старичку благополучно преодолеть оставшиеся ступени, и уже по коридору доползти до кабинета хирурга.

Найдётся немало гуманистов, которые будут жалеть таких стариков и говорить, что любая человеческая жизнь бесценна, и если уж российские хирурги боятся или не умеют оперировать стариков преклонного возраста, сломавших шейку бедра, то необходимо приглашать в наши больницы американских хирургов, на худой конец, немецких, израильских, и не жалеть на это средств.

Но найдутся и деятели, которые будут возражать гуманистам и говорить, что транжирить миллионы на каких-то стариков, сломавших по своей же неосторожности шейку бедра, не экономично и даже глупо, и не разумнее ли будет направлять миллионы долларов в реальную экономику, на развитие промышленности и сельского хозяйства. И с такими деятелями, вероятнее всего, согласятся.

А я вспоминаю слова, сказанные мне старичком с ходунками: «Никому я, добрый человек, не нужен».
;

Как лечат перелом шейки бедра: главное – не довести до осложнений

То же самое когда-то случилось с ее матерью. И, вспоминая о том, как та страдала, Лиля добровольно выбрала смерть. Диагноз «перелом проксимального отдела бедренной кости» еще совсем недавно звучал как приговор. Но сейчас все изменилось.

Читать еще:  Опухла татуировка что делать свежая

Не упустить момент

Сломать шейку бедра можно в любом возрасте. Но у молодых перелом обычно становится следствием сильного воздействия, например, автоаварии или падения с большой высоты. Пожилые люди могут получить такую травму, упав с высоты собственного роста. С возрастом кости становятся более хрупкими – чем старше человек, тем выше риск. По статистике, до 90% переломов шейки бедра случаются у тех, кому больше 65 лет.

Чтобы сломанные части кости могли срастись, они должны хорошо снабжаться кровью. Вокруг кости и внутри нее всегда есть сосуды, доставляющие к ней кислород и необходимые вещества. Область шейки бедра в этом смысле – особенно проблемная. Когда человек ее ломает, разрывается бо́льшая часть подходящих к ней сосудов, и питание значительно сокращается. Поэтому нормально срастаются такие переломы разве что у детей. Если человек достиг тридцатилетнего рубежа, надежда на восстановление ничтожно мала. У пожилых ее фактически нет: у них часть сосудов закрывается из-за естественного старения еще до перелома.

Консервативное лечение с помощью гипса результатов практически не дает. Человек оказывается прикованным к постели, а наш организм не запрограммирован на то, чтобы долго оставаться неподвижным. Поэтому в скором времени у сломавшего шейку бедра появляются пролежни, проблемы с кишечником, возникает застой в легких, а затем и пневмония, может развиться тромбоз глубоких вен.

Именно от осложнений гибнет большинство людей. В течение 6 месяцев после перелома шейки бедра умирает 25% пациентов, в некоторых регионах нашей страны эта цифра доходит до 55%. А огромная часть тех, кто выжил, становятся инвалидами. Вот почему большинство врачей сейчас сходятся на том, что при переломе шейки бедра человеку необходимо не консервативное лечение, а операция. Причем срочная. Если хирургическое вмешательство проведено в первые три дня (в крайнем случае, в первую неделю) после травмы, шансы встать на ноги значительно увеличиваются. Особенно это касается людей старшего возраста.

Как можно скорее стоит провести операцию и по другой, вполне очевидной причине: свежие переломы срастаются лучше, чем застарелые. В случае с бедренной костью промедление опасно вдвойне. На шейке бедра расположена головка – округлая часть, образующая тазобедренный сустав. Если она долго остается незафиксированной и лишенной кровоснабжения, есть риск, что она попросту рассосется.

Скрепить винтом

Наиболее популярная операция, помогающая в лечении переломов шейки бедра, называется остеосинтез.

Выполняется вмешательство под общим наркозом и обязательно под контролем рентгеновских технологий. Сначала хирург делает разрез, обнажая проблемный участок. Затем ставит части кости на положенное им место. После чего скрепляет их тремя винтами. Они прочно «схватывают» сломанное место, не давая частям кости смещаться. Это значительно ускоряет сращение перелома: выздоровление наступает примерно через 4 месяца после травмы. Наступать на проблемную ногу можно будет лишь спустя это время. Но уже через сутки после остеосинтеза больной может ходить на костылях. Программа реабилитации также включает ряд упражнений, которые обычно подбирает врач.

После операции проблемный участок постоянно контролируют и, видя, что кости срослись, удаляют винты. Для этого требуется еще одна операция, зато, когда швы снимают, человек может быть активным почти как раньше. Конечно, бег или игра в футбол вряд ли будут для него доступны. Но обычная ходьба, выполнение домашних дел сложностей не вызывают.

Остеосинтез для лечения переломов шейки бедра применяют во всем мире. Однако подходит этот метод лечения далеко не всем. Дело в том, что скрепление винтами увеличивает шанс сращения, но вовсе не гарантирует его. Например, при сложных переломах со смещением части кости нередко так и остаются каждая сама по себе. То же самое происходит, если регенерация ткани сильно замедлена, например, в пожилом возрасте. Поэтому основная рекомендация ортопедов такова: лечить при помощи остеосинтеза человека после 65 лет практически бесполезно.

Заменить сустав

В этом случае нужна другая методика – эндопротезирование тазобедренного сустава. Он устроен следующим образом: головка бедра входит в так называемую вертлужную впадину, расположенную на тазовой кости. Во время эндопротезирования врач заменяет имплантом либо один компонент этой системы, либо оба.

Современные ортопеды называют эндопротезирование прорывом, который по масштабу и значимости можно сравнить с полетом человека в космос. Ведь оно позволяет не только спасти человеку жизнь, но и значительно улучшить ее качество, вернуть радость движения. Плавания, прогулки, даже катание на велосипеде – все это становится доступным после установки импланта.

Операция обычно проводится под общим наркозом, реже – со спинальным обезболиванием, и занимает около 2 часов. Во время нее отломанную голову сустава удаляют вместе с шейкой и устанавливают эндопротез. Швы снимают примерно через 1,5–2 недели. Но уже на следующий день после вмешательства человек может сесть в постели и начать выполнять несложную дыхательную гимнастику. С третьего дня можно начинать ходить на костылях.

В течение 6–8 месяцев после операции придется соблюдать нехитрые правила. Затем ограничения обычно снимаются.

Вникнуть в тонкости

Эндопротезы бывают разных размеров и немного отличаются по конфигурации, поэтому подбирают их индивидуально. Вживить имплант можно двумя способами. В первом случае во время операции его как бы вбивают в кость.

Поверхность эндопротеза покрыта специальным пористым материалом, поэтому через некоторое время костная ткань «прорастает» в него и прочно фиксирует протез естественным путем. Как скоро это произойдет и произойдет ли вообще, зависит от плотности костной ткани. Поэтому такой способ подходит в основном для лечения тех, у кого перелом не вызван остеопорозом. У представителей старшего поколения с хрупкими костями эндопротез обычно дополнительно фиксируют при помощи полимерного цемента (этот материал также используют в качестве зубных пломб). Он обеспечивает им более быстрый и стойкий эффект.

От возраста во многом зависит и то, какую «пару трения» необходимо использовать при протезировании. Так называют часть импланта, которая повторяет сустав. «Головка» круглой формы в паре входит в подобранную по размеру и форме сферическую «чашку». Чаще всего сейчас ставят эндопротезы, в которых первая сделана из металла, а вторая – из особого полиэтилена. Они достаточно прочные, но со временем пластик все же изнашивается. Через 10–15, в некоторых случаях 20 лет такой протез придется менять. Поэтому используют их, как правило, для лечения пожилых людей, активность которых невысока. Если шейку бедра сломал спортивный молодой человек, а тем более девушка, которой еще предстоит рожать, врачи предпочитают эндопротезы с парой трения, в которой и головка и чашка выполнены из керамики либо из металлических сплавов. Они в 100 раз более устойчивы к изнашиванию, чем металло-полимерные. Такой имплант будет служить всю жизнь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector